В жестокой битве чувств, я примиряюсь с одиночеством. Опускаю руки, глядя, как верхние ступени эскалатора, словно волны, бьются о берег наземного мира.
Волны эти вынесут мое одиночество в переполненный мир людей, ударят его о камни равнодушных лиц и, по инерции, тело вынесет не просторную площадь.
Лучи весеннего солнца больно ударят: одиночество не любит солнце. Но губы как-то сами по себе растянутся в нелепой улыбке.
И рука поднимается в приветствии знакомого лица. То же, по инерции. Потому, что ответной эмоции лица не видно. Его прячет лупящее в глаза солнце, заставляющее одиночество выть. Этим оно дает понять, что никуда не делось. Лишь притаилось, в ожидании того, когда жаркое дыхание весны чуть ослабнет.
По инерции вытащить из сумки пропуск, нажать кнопку лифта…
В полутемном офисном кабинете одиночеству хорошо. Почти никого нет. Лишь висящий под потолком телевизор гремит о реалиях мира…
Хорошо, что хоть он косвенно дал понять, что ночной самолет приземлился в Перми без происшествий…