10.

вчера отметили 10 месяцев совместного прибывания друг возле друга.
наш маленький праздник.
довольна ли я? рада ли?
раз на раз не приходится.
вчера была довольна. а сегодня - не очень.
как всегда я. меня настроения со скоростью звука.
это смешно. и в то же время печально.
прожив свою недолгую жизнь, я все же стала бояться очень ошибок в людях. но всегда во мне была одна неотъемлимая черта: доверять людям. это редко заканчивалось чем-то хорошим. как правило это доверие оказывалось невзимным и даже хуже того, все могло закончиться предательством.
сейчас я допустила моего любимого к себе так близко, как не подпускала еще никого и никогда. и если случиться что-то не очень хорошее, наверное больно будет тоже как никогда.
но зачем думать о плохом, если все хорошо, правда?
а это все потому, что у меня натура такая дурацкая. накручивать себе всякую хрень.
казалось бы, все замечательно. но я ж так жить не могу! мне надо все испортить.
и я начинаю...
коля говорит, что я занимаюсь ерундой.
еще он говорит, что это потому, что я не уверена в себе. а так быть не должно. потому что я - лучше.
ну не знаю, кажется коля иногда очень даже бывает прав. может и сейчас так?
я смотрю на девушек, которых любил евгений, и думаю: а при чем здесь я? я совершенно не такая, как они. я полная, полная противоположность им. не в плохом смысле будет сейчас сказано, но они и рядом не стояли.
и мне кажется, что они - это то, что было ему нужно. а не я.
раньше женя был другим. очень. намнооооого хуже, чем сейчас. сейчас стал спокойней. бросил водить дружбу с некоторыми своими товарищами, от которых на самом деле нужно было бы держаться подальше, т.к. ничего толкового из этой дружбы бы не вышло.
он говорил часто раньше, что "это мой друг. настоящий". сейчас не говорит. на вопрос: "женя, а кто твой друг?" он отвечает теперь: "ты". остальные уже не друзья. товарищи.
а так ведь и есть. потому что во всяком жизненном дерьме его никто кроме меня не поддерживал.
ссоримся мы иногда. было пару разков так, что конкретно. да, конечно, мои психи.
просто нечего делать некоторые вещи.
вобщем, я это к чему... я уже поняла, что он за человек. но не поняла, почему мы вместе. это по-моему противоестественно. но факт остается фактом.
при всем этом дурацком раскладе я не собираюсь его бросать. он меня тоже.
DSC07799 (700x680, 271Kb)



10

- Хорошо, а при чем тут я? Я не шляюсь по лесу, мне некогда, Вы же знаете.
- Я не закончил.
Закурив очередную сигарету, Иван Сергеевич продолжил:
- с тех пор периодически по Городу стали находить людей со следами беспамятства. То есть они помнят, как их зовут и где они живут; в состоянии есть, пить и обслуживать себя. Всё. И самое удивительное - они полностью лишены способности чувствовать. Они не помнят близких людей, не испытывают человеческих эмоций и хотят лишь одного - умереть. И каждый из них в момент обнаружения испускает сильный остаточный радиационный  фон. Их точно выжигают, девочка. Дотла.
Я втягивала в себя дым, не замечая его вкуса. Протягивая мне сигарету, Иван Сергеевич снова дотронулся до моей  руки пальцами и это, как и в тот раз, отозвалось в голове мучительными взрывами воспоминаний. Какие-то лица  проявлялись из ниоткуда и из чужих становились давно знакомыми, вспоминались какие-то мелочи, связи, голова мучительно болела и хотела треснуть в височных долях.
- Дядь Вань..
- Мм?
- Зачем им.. это?
- Еда. Нам удалось допросить еще одного пострадавшего. Понимаешь, они "выедают" не всех подряд, а людей, обладающих неким потенциалом. Любви, ума, нежности, человечности, что ли. Для них это пища. Сами они холодные и в нашем понимании бездушные, это другая форма разума. Договориться с ними нам невозможно, мы для них примерно то же самое, что тля для муравьев. Нас много, мы размножаемся сами и по их понятиям - быстро. У них другое время, медленное. Живут они долго, практически неуязвимы и почти не размножаются - не видят в этом необходимости. Несколько их особей способны контролировать большиое "стадо" таких, как мы. Ты понимаешь, девочка?